вторник, 3 апреля 2012 г.

Законы о чистоте крови в средневековой Испании

Когда говорят о расовом сознании в Западной Европе, обычно вспоминают английскую колониальную политику которую всегда резко противопоставляют политике которую проводила Испания. Доходит дело до того, что утверждается, что испанцы вовсе были лишены чувства расовой общности и никак не защищали свою идентичность.

Однако это не так. Более того, если в англосаксонской традиции расизм проводился в жизнь посредством деятельности общества, то в Испании уже в средневековье существовали фактически "расовые законы", о которых не специалистам очень мало известно.

Называлось это: "закон о старых христианах" или Cristiano viejo. Интересно то, что средневековье с господствующей практикой идентификации по принадлежности к конфессии, все равно нашло выход и облекло расовое сознание в оболочку конфессиональной терминологии. То есть, несмотря на само наименование, которое казалось бы непосредственно связывающее принадлежность к общности старых христиан к христианской конфессии, на самом деле в законах о старых христианах речь шла исключительно об расовой сегрегации чистокровных белых испанцев и цветных подданых.

Принадлежность к старым христианам определялась отсутствием в пяти поколениях предков хотя бы одного, относящегося к числу обращенных в христианство из мусульманства или иудаизма. В более поздний период существования закона о старых христианах была распространена и либеральная трактовка его, подразумевающая, что считаются не родители и четыре поколения их предков, а мать, отец и четверо их родителей, хотя такое объяснение закона так и не стало официальным. При расчете глубины принадлежности к чистокровным испанцам получается, что законы требовали чистоты происхождения предков на протяжении приблизительно 125 лет (пять поколений), что является гораздо более жесткой нормой чем нормы содержащиеся в пресловутых "Нюрнбергских расовых законах".

Появление "закона о старых христианах" связано с народными выступлениями против евреев и мусульман, которые фиктивно принимая христианство, пытались захватить ключевые позиции в Испании и злоупотребляли возможностями связанными с ростовщичеством и торговлей, что вызывало серьезный рост социальной напряженности, в свою очередь ведущий к погромам, начавшимся уже в конце XIV в. В результате, для того чтобы предотвратить рост недовольства, в середине XV в., появляется "закон о старых христианах" принятый вначале в Толедо (Испания) в 1449 г., а затем в середине 1450-х г. в Португалии. В 1496 г. закон был утвержден папой Александром VI для испанского ордена Св. Жерома.

Закон трактовал принадлежность к белым испанцам как "благородную", что фактически объединяло весь народ королевства, конечно не наделяя всех дворянским достоинством, но фактически говоря о том, что можно сформулировать как "равенство по крови" всех белых испанцев. Исследователи говорят о национальном согласии, которое было достигуто благодаря закону. Принадлежность к старым христианам давала ряд привилегий которые были закреплены в отдельных законодательных актах. Только они могли занимать должности на военной, государственной и церковной службе, обучаться в университетах. Некоторые территории были закрыты для постоянного проживания лиц не относящихся к старым христианам. В суде против старых христиан могли давать показания и выступать свидетелями только старые христиане. Документом удостоверяющим происхождение была грамота limpieza de sangre.

Закон о старых христианах был отменен в Португалии во время либеральных реформ маркиза Помбала в 1772 г., а в Испании продолжал действовать и в XIX в. Так в 1804 г. король Фердинанд VII подтвердил, что кавалер ордена не может вступать в брак не соответствующий требованиям закона о старых христианах. Закон был отменен в ходе целой череды гражданских войн в Испании в период правления королевы Изабеллы II и безвластия начала 1870-х гг. когда в стране был проведен целый ряд либеральных реформ. В 1865 г. отменили требования закона к получению офицерских чинов, в следующем году отменили требвания чистоты крови для получения высшего образования, а в 1870 г., когда королева уже была лишена трона, все нормы закона были полностью отменены.


Новые христиане, бежавшие в Италию, во многих городах (например, в Ферраре) получали прибежище, в Венеции — также и торговые привилегии и защиту от преследований инквизиции, а в Пьемонте даже защиту от вмешательства в их религиозную жизнь (1572). Папа Павел III в 1547 г. разрешил новым христианам из Португалии свободно селиться в Анконе, где к 1553 г. их уже было около трех тысяч, однако в 1555 г. Павел IV указал введенной им в Анконе инквизиции всех уличенных там в «иудействовании» заключить в тюрьму, а в 1558 г. герцог Гвидо Убильдо да Урбино вообще изгнал новых христиан из Пезаро и других своих владений. Большинство новых христиан, селившихся в течение 16 в. в Нидерландах, к концу столетия вернулись в иудаизм и вскоре образовали еврейскую общину в Амстердаме. Новые христиане нашли также убежище и в городах Южной Франции (Сан-Жан-де-Люз, Тарб, Байона, Бордо, Марсель, Монпелье), где официально именовались «португальскими купцами». Почти все они внешне жили как правоверные католики, тайно соблюдая обряды и обычаи иудаизма. Король Генрих III подтвердил права, дарованные новым христианам Генрихом II, и защищал их от религиозных преследований. Испанские и португальские новые христиане просили Генриха IV (находившегося в дружеской переписке с философом М. Монтенем, чья мать была новой христианкой), разрешить им неограниченный въезд во Францию. С первой половины 17 в. новые христиане во Франции открыто стали исповедовать иудаизм. Часть новых христиан из Фландрии (ныне в Бельгии) под видом католиков обосновались (около 1580 г.) в Гамбурге и Альтоне. В 1626 г. датский король Христиан IV предложил нескольким семьям новых христиан поселиться в Глюкштадте и даровал им, как позже и другой группе новых христиан, осевших в Эмдене (около 1649 г.), различные права и привилегии. В середине 17 в. новые христиане были и в окружении шведской королевы Кристины.

В Испании и Португалии, где, несмотря на волны эмиграции, проживало большинство новых христиан, уже с начала 16 в. они в основном составляли духовную элиту королевств (писатели, врачи, служители культа, придворные и пр.). Их доля была также значительной среди ремесленников и особенно торговцев. Если среди окружения Фердинанда и Изабеллы было еще немало новых христиан (например, Диего де Валера, около 1412–88 гг., автор «Хроники католических королей»; Эрнандо дель Пульгар, 1436–93, секретарь королевы и официальный летописец, и др.), то с середины 16 в. почти повсюду был принят принцип чистоты крови (лимпьеса де сангре), направленный против новообращенных христиан, происходящих от мавров и еретиков (под этим термином подразумевались евреи). 


Протесты как новых христиан и их потомков, так и некоторых представителей христианского духовенства нееврейского происхождения (например, папа Николай V) не помогли, и сотни испанских религиозных и светских организаций безупречность происхождения считали первым условием для принятия в их члены. Малейшее сомнение в чистоте крови по сути было равносильно гражданской смерти подозреваемого. Известен случай, когда одно из самых престижных учебных заведений — Сант Бартоломее (в составе Саламанкского университета) — отказало в приеме человеку, лишь по слухам происходившему из новых христиан.  

Мигель де Сервантес (предположительно из новых христиан) и даже Лопе де Вега (более чем неприязненно относившийся к марранам) высмеивали доктрину чистоты крови. 

Новые христиане и их потомки были исключены из религиозных братств, военных орденов, учебных заведений, лишены права жительства в определенных городах, а церковь обусловливала распределение бенефиций (церковные доходные должности) отсутствием «примеси еврейской крови». Эта доктрина приводила к коррупции, шантажу, фальсификации документов и генеалогических таблиц, так как даже представители самых знатных и старинных испанских родов происходили порой от евреев. 

Известно, что инквизиция преследовала за отправление еврейских обрядов деда св. Тересы Авильской; среди сожженных по приговору инквизиции были отец гуманиста 16 в. Хуана Луиса Вивеса, родители второго генерала (1558–65) ордена иезуитов Диего Хайме Лайнеса и родственники многих других известных испанцев. В руководстве ордена иезуитов были и другие новые христиане (например, секретарь основателя ордена Игнатия Лойолы — Хуан Альфонсо де Поланко, в 1573 г. не избранный генералом из-за еврейского происхождения), это вызывало недовольство в церковных кругах, и в 1593 г. (косвенно подтверждено в 1608 г.) было принято решение не допускать в орден потомков новых христиан и мавров. 

В Португалии в начале правления Жозе I (1750–77) был издан указ, обязывавший каждого португальца, в жилах которого течет еврейская кровь, носить отличительную шляпу. Однако под давлением министра (фактического правителя государства) маркиза С. Ж. Помбала (1699–1782, происходил из новых христиан) указ был отменен, а в ходе развернутой им антиклерикальной кампании в 1768 г. были уничтожены списки с именами новых христиан, и в 1773 г. принято постановление, отменявшее все правоограничения, связанные с происхождением

В Испании законы и правила о чистоте крови были окончательно аннулированы лишь в 1860 г. (например, при поступлении в военную академию), хотя и в 20 в. на острове Мальорка фактически сохранялась дискриминация чуэтас (местные новые христиане; см. Шуэтас ). 

В 20 в. многие общественные деятели, писатели, художники Ис­па­нии, Португалии, Латинской Америки в отличие от своих предков не толь­ко не скрывают своего происхождения от новых христиан, но и гордятся им. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий