четверг, 25 августа 2011 г.

Трехлетие создания Великого приората Болгарии

Болгарские тамплиеры отпраздновали накануне трехлетие создания Великого приората Болгарии в средневековой церкви Святого Димитрия в родопском селе Паталеница под Пазарджиком. Богослужение возглавил великий приор ордена Румен Ралчев и великий секретарь Хермина Георгиева. На празднестве были приняты новые "постуланты" (кандидаты) в орден. В тамплиерском ритуале приняли участие и православные священники Никола и Лазарь Миневы из Пазарджика, которые отслужили молебен.

Вопреки решению Синода Болгарской православной церкви, строго запрещающему православным клирикам в богослужебной одежде присутствовать на инославных и иноверных религиозных церемониях, подобные случаи здесь не единичны. Православные священнослужители регулярно посещают и "освящают" собрания тамплиеров, ссылаясь на благословение епископа Старозагорского Галактиона. Священник Игнатий из города Русе даже объявил себя "официальным капелланом тамплиерского ордена", сообщает Regions.ru со ссылкой на болгарский портал "Двери на православието".

Между тем тамплиеры выступают за поддержку болгарского православия. В октябре 2009 года в городе Стара-Загора состоялся Духовный собор болгарских тамплиеров. В его работе приняли участие 180 членов ордена, а также большое число православных священников. Их присутствие было обусловлено тем, что в роли организаторов Собора выступили не только возрождаемый рыцарский орден и городская администрация, но и Стара-Загорская митрополия Болгарской православной церкви. Воскресная литургия, которую возглавил митрополит Стара-Загорский Галактион в кафедральном соборе во имя св. великомученика Димитрия Солунского, была приурочена к началу Собора, а сам православный иерарх стал официальным духовным наставником Собора. Выступления делегатов были объединены темой "Защита православия - защита болгарского государства и народа".

Перед началом пленарного заседания великий приор тамплиеров Болгарии Румен Ралчев объявил официальный старт кампании по возведению храма-памятника в честь небесного покровителя Стара-Загоры - святого великомученика Игнатия Старозагорского. Этот проект приор назвал "одним из приоритетных" для ордена в настоящее время и выразил надежду, что городская община выделит для его реализации земельный участок. Напомним также, что в 2008 году митрополит Видинский Дометиан совершил чин обновления храма Святой Троицы в Добридольском монастыре, который был восстановлен на средства болгарских тамплиеров. После богослужения митрополит Доментиан поблагодарил рыцарей - представителей ордена, во множестве присутствовавших в храме, и отметил преемственность традиции восстановления и поддержки церквей.

пятница, 5 августа 2011 г.

Вольфганг Акунов: О Крестоносной идее

Сергею Владимировичу Шпагину

Среди современной «православной», или, точнее, «православствующей» российской общественности (в основном состоящей из вчерашних коммунистов, комсомольцев и вообще «простых советских людей», в годы коммунистической власти ни в Храм Божий не ходивших, ни лба не крестивших!) нередко попадаются «ревнители благочестия», всегда готовые попрекать «латинян»-католиков то Святой Инквизицией, то Крестовыми походами – то есть как раз тем, что в католицизме как раз не является «папскими извращениями Христианства (или, во всяком случае, нововведениями), а унаследовано ими от Древней Христианской Церкви». О подобных «ревнителях» уместно, вослед Святому Апостолу Павлу, сказать: «свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму» (Послание к Римлянам, 10. 2). И в самом деле – у католицизма вполне хватает своих собственных грехов, чтобы нам, православным. Еще ставить католикам в вину то, благодаря чему отпавшая от Вселенского Православия католическая церковь Запада, возможно, по великой милости Божией, сумеет хоть как-то оправдаться пред Господом на Страшном Судище Христовом!
И в этой связи возникает довольно интересный вопрос: а почему, собственно, в православном массовом сознании столь прочно вкоренилось представление о «Крестовых походах» и «крестоносцах» вообще и рыцарях военно-монашеских Орденов – в частности, как о специфическом порождении католицизма, причем о таком порождении, которое заведомо трактуется как нечто неприглядное, враждебное Руси и Православию и якобы «порочащее» латинский Запад? Представляется необходимым заметить, что все подобные «пункты обвинения» в отношении католицизма в православной среде возникли сравнительно недавно. Достоподлинные православные христиане древних времен безо всяких колебаний знали, что всякий, именующий себя христианином, есть уже тем самым одновременно и крестоносец.
Они знали, что крестоносный подвиг отнюдь не является монополией только духовных чад Западной церкви

среда, 3 августа 2011 г.

Типы шляхты в Речи Посполитой

«Существенной особенностью польской шляхты, подобно испанскому дворянству, была ее многочисленность. В XVI в. на 7,5 миллионов, проживающих в Речи Посполитой, приходилось 500 тысяч дворян или 25 тысяч дворянских семей, то есть 6,6% всего населения, а в Мазовии, буквально переполненной шляхтой, эта цифра была еще более внушительной – 23,4%. Ко времени разделов Речи Посполитой польское дворянство составляло уже 8-10% населения.
Очевидно, что такое значительное количество знати не могло быть полностью однородным. В ее среде постоянно шли процессы дифференциации и расслоения, наиболее ярко проявившиеся в XVII-XVIII вв.
Польские исследователи условно выделяют внутри шляхты XVI-XVIII вв. несколько групп.
К землевладельческой шляхте относились следующие группы:
Магнатерия (magnateria) – наиболее богатые и влиятельные семьи, крупнейшие латифундисты; они играли ключевые роли в государственном управлении, их представители постоянно заседали в сеймах. Хотя официально ни один из магнатов не имел особых прав или привилегий, в действительности эта шляхетская группа имела власть не сравнимую с количеством ее членов.
Заможная шляхта (szlachta zamożna) – зажиточная шляхта, владевшая и землей и крестьянами; ее представители были вполне самостоятельны в своей социально-политической и хозяйственной деятельности (Sobie Pan).
Фольварочная шляхта (szlachta fołwarczna) – владела одним или несколькими фольварками (небольшая усадьба, поместье) и крестьянами на них; могла как сама управлять своим фольварком, так и нанимать экономов.
«Долевая» шляхта (szlachta cząstkowa) – владельцы не целых поместий, а их частей (часто большие поместья дробились на малые доли для продажи или сдачи в аренду); обычно представители этой шляхты совместно со своими соседями использовали труд крестьян и материальные ресурсы имения.
Застенковая или околичная шляхта (szlachta zaściankowa, szlachta okoliczna, szlachta zagrodowa) – мелкопоместная шляхта, представители которой владели приусадебными хозяйствами, но не имели крестьян и поэтому сами трудились на своей земле; зачастую они образовывали целые шляхетские поселения – так называемые застенки (zaścianki) или «околицы» (okolice), обособленные от остального плебейского мира.
Название «околичная шляхта» было характерно для земель Великого княжества Литовского.
К безземельной шляхте (szlachta bezrolna albo szaraczkowa) относились:
Чиншевая шляхта (szlachta czynszowa) – не имела земли и была вынуждена брать ее в аренду на чиншевых условиях (оброк) и трудиться на ней, хотя такой труд и считался позорным для родовитого человека, поскольку уподоблял его крестьянину. В последние два столетия существования Речи Посполитой чиншевая шляхта стала наиболее многочисленной группой польского дворянства.
Служилая шляхта (szlachta służebna) – служила в богатых поместьях магнатов, церковных иерархов или зажиточной шляхты в качестве управляющих, экономов и т.п.
Голота (holota) – «голытьба», нищая шляхта, не имевшая ни земли, ни крестьян; обычно нанималась в качестве работников, прислуги, шла в солдаты.
«Уличная» шляхта (szlachta brukowa) – наиболее малочисленная группа шляхты, ведущая очень бедную жизнь в городах.»

Источник: Селицкий А. И. Польская шляхта в социально-правовой системе Российской империи // Поляки в России: XVII-XX вв.: Материалы Международной научной конференции. - Краснодар: «Кубань», 2003. -. С. 105-128